Необычная история чудесного выздоровления

Необычная история чудесного выздоровления

Я всегда была ужасно обидчивой. Еще в школе, когда подружки подшучивали надо мной, я мо­ментально обижалась и в слезах убегала куда-нибудь подальше. А потом долго чувствовала, как откладывается где-то во мне и жжет изнутри обида.

При таком характере друзей у меня почти не было, лишь одна верная и молчаливая Галька, с которой мы дружили еще в детском саду. Никогда она меня не упрекала, не стыдила, только после каждого моего «выброса» долго и пристально смотрела мне прямо в глаза своими огромными темно-серыми глазами. И я отводила взгляд, но в душе ощущала очередной «ка­мень», который добавлялся к груде других таких же «камней». Там они и лежали тихо до поры до времени, пока терпение моего организма не истощилось.

Однажды я вернулась вечером домой в совершенном раздра­жении. Все было не так. Хорошо оплачиваемая работа бухгалтером в банке казалась сущей каторгой, сын-шестиклассник, предусмотри­тельно спрятавшийся от меня в кла­довку, - балбесом и лодырем, а гора немытой посуды на кухонном столе буквально привела в отчаяние. Я с упреками накинулась на мужа, кото­рый мирно сидел с газетой за стака­ном чая. В ответ, конечно, получила «пару ласковых». Кровь бросилась мне в голову, и только я собралась, по обыкновению, разораться, как вдруг острая боль в правом боку скрутила меня и согнула пополам. Так я узнала, что такое желчнока­менная болезнь. «Видать, давно вы эти камушки "за пазухой" носите, - сказал мне врач после УЗИ. - Ин­тересно, что болезнь эта, как пра­вило, поражает женщин после 40-45 лет, а вот у мужчин бывает гораздо реже. Наверное, оттого, что они не так чувствительны и обидчивы. Ну что, резать будем, или как?»

И стала я думать. Ела вроде бы всегда умеренно, алкоголем не злоупотребляла. Неужели и вправду дело в моем обидчивом характе­ре? И так не хотелось мне под нож ложиться, что я решила: попробую что-то в себе исправить, может, еще не поздно. Ведь человеческое тело так устроено, что само с болезня­ми может справиться, надо только ему не мешать, а помогать всеми силами.

Взялась я за себя круто. Села на строгую диету - ничего жареного, острого, жирного. Лимонно-грейпфрутовый сок по четыре стакана за день выпивала - слава Богу, желу­док позволял, минеральную воду пила. Но главное - стала справлять­ся со своими вечными обидами. Как только почувствую, что обида меня за горло схватила, сразу бегу и хва­таюсь, как один врач-рефлексоте­рапевт посоветовал, либо за швабру - пол мыть, либо белье в таз кидаю и тру до одури. В общем, перевожу негативную эмоцию в мышечную энергию и выпускаю из себя.

Но все же приступы порой мучи­ли меня, и тут на работе мне дали путевку в Трускавец, на целебные воды. И вот там-то со мной и слу­чилось настоящее чудо, благодаря которому я полностью исцелилась и вот уже два года как забыла о своих мученьях.

Камень «за пазухой

В санаторий я попала осенью. Было еще тепло, и я подолгу гуля­ла, любуясь золотыми листьями и размышляя о своей жизни. Од­нажды забрела в самый дальний, глухой уголок парка и обнаружила полуразрушенный грот. Я заглянула в разлом среди поросших темно-зеленым мхом валунов. Пахнуло сы­ростью и плесенью, и в полумраке я различила журчащую струйку воды, вытекающую из небольшого желоб­ка странной формы, вроде детской ладошки.

Я прикоснулась губами к воде. Необычайная свежесть ле­дяной струи с каким-то мятно-ли-монным привкусом поразила меня. Я все пила и пила и не могла отор­ваться. А потом внезапная усталость свалила меня с ног, я опустилась на теплый мох и заснула мертвецким сном. До сих пор отчетливо помню сон, который мне тогда приснился: старинный замок, рыцари в латах, шумный пир... Прекрасная хозяйка замка, затянутая в жесткий корсет, с высокой конусообразной шляпой на белокурых волосах, схваченных золотой сеткой, приветливо кивала мне.

Но более всего запомнился мне мальчик-шут с трагическими глазами, в которых узнала взгляд моей верной подруги Гальки. Он подошел ко мне, заглянул свои­ми удивительными глазами мне в самую душу, а потом протянул ла­донь, на которой что-то сверкало и переливалось. Приглядевшись, я увидела, что это - всего лишь вода, но хрустальной прозрачности и чистоты. «Пей и не болей больше», - произнес он печально и тихо. А потом вдруг громко воскликнул: «И помни - что само появилось, может само и исчезнуть!»

Сон мгновенно исчез, и я открыла глаза. Было уже совсем темно. За ужином я рассказала о своем при­ключении соседке по столу. «Знаешь, тут живет одна старушка, ей лет сто, наверное. Давай спросим, что это за грот такой». Бабуля действитель­но оказалась очень старой. На все наши расспросы она лишь загадочно повторяла: «Это волшебная водичка, она лечит, не бойся, пей...» С этим мы и ушли.

На другой день, накануне отъезда, мне провели обследование УЗИ. Я почти не удивилась, когда врач развел руками: «А где же ваши камни?» Выслушав рассказ о моем приключении, он только рассмеялся. Да, есть тут местное поверье, что на месте санатория стоял средневеко­вый замок, и жила в нем прекрасная дама, и был у нее шут, исцеляющий болезни водой из чудесного источ­ника - да только сказки все это. Я не стала спорить и на другой день уехала домой с обретенной, как в детстве, сказкой. Сайт о здоровье.

Померанцева Наталья Леонидовна, г. Новороссийск


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Куда вы смотрите, когда идете по улице? Если только под ноги, то пора менять эту привычку.

Еще год назад я тоже направляла взгляд исключительно туда, куда собиралась наступить в следующий момент. Но теперь стала делать по- другому. Конечно, иногда и на дорогу смотрю. Но иногда перевожу взгляд и на небо на уровне горизонта. Вроде очень простое правило, а зрение улуч­шает сразу за счет трех эффектов.